ОПРАВДАТЕЛЬНЫЙ ПРИГОВОР. СЛУЧАЙ ИЗ ПРАКТИКИ

Случай из практики адвокатов АБ "Анна Славина и партнёры"

Когда вас обвиняют в совершении преступления не спешите признавать свою вину, возможно ее и нет!

Такой случай произошел и в практике нашего бюро. К нам обратились за юридической помощью на стадии судебного следствия. Нашего подзащитного обвиняли по ч. 2 ст. 205 УК Республики Беларусь (кража, совершенная повторно, либо группой лиц, либо с проникновением в жилище). Обвиняемый входе предварительного следствия признал свою вину, хотя сам был искренне уверен, что брал свое и кражи не совершал.

Фабула уголовного дела была следующая. У обвиняемого умер отец, до смерти которого они проживали вместе в загородном доме. Зарегистрирован наш подзащитный был в городской квартире, которую его мать сдавала по договору найма жилого помещения.

После смерти отца между обвиняемым и его матерью испортились отношения. Мать поменяла без предупреждения замки в загородном доме, где он жил. Поле того как была произведена смена замков, наш подзащитный, приехав домой, не смог попасть в дом через дверь. Обвиняемый выбил одно из окон и попал внутрь дома. Будучи в эмоционально возбужденном состоянии, он взял некоторое имущество из дома и продал его. Наш подзащитный понимал, что имущество приобретал в дом его отец, а он является его наследником.

Мать обвиняемого, обнаружив пропажу вещей, написала заявление в милицию, с просьбой привлечь сына к установленной законном ответственности за тайное похищение имущества из ее дома. Обвиняемый не отрицал тот факт, что взял имущество из дома, но пояснял, что дом и имущество в нем принадлежали его отцу, который умер. В ходе предварительного следствия следователь связался по телефону с нотариусом и составил справку на основании сведений, которые ему предоставил нотариус. Согласно данной справке загородный дом, из которого обвиняемый взял имущество, в круг наследственного имущества не входит. Эта справка была предъявлена обвиняемому, и тот, не имея оснований не доверять данному документу, стал сомневаться, что дом входит в круг наследственного имущества. На тот момент ему никто не разъяснял, что если имущество нажито супругами в браке, то в независимости от того на чье имя оно приобреталось, имущество является совместной собственностью супругов. Следовательно после смерти одного из супругов часть имущества, принадлежащего ему, делится между наследниками. Потерпевшая при обращении к нотариусу не указала, что во время брака с умершим приобреталось имущество не только на его имя, но и на ее. В круг обязанностей нотариуса не входит обязанность по самостоятельном выявлению наследственного имущества умершего.

К моменту, когда мы вступили в судебный процесс, суд уже практически рассмотрел дело по существу, однако после прений сторон в соответствии со ст. 347 УПК Республики Беларусь было возобновлено судебное следствие.

После возобновления уголовного процесса в суд были вызваны дополнительные свидетели и предоставлены документы, подтверждающие, что и дом, и имущество в нем входят вкруг наследственного имущества, и, следовательно, наш подзащитный имел право, как наследник первой очереди, распоряжаться им.

С момента смерти родителя дети входят в круг наследников первой очереди.

В соответствии со ст. 1031 ГК Республики Беларусь, наследование представляет собой универсальное правопреемство, т.к. имущество умершего переходит к наследникам в неизменном виде как единое целое и в один и тот же момент.

Много вопросов у суда возникло относительно природы появления в данном доме одного из телевизоров марки «LG», который обвиняемый взял. Потерпевшая заявляла, что данный телевизор был подарен ее старшим сыном, и следовательно, после смерти ее супруга не может считаться наследственным имуществом.

Однако факт дарения данного телевизора потерпевшей не был подтвержден в ходе судебного следствия. Поскольку и сама потерпевшая поясняла, что телевизор находился в комнате общего пользования, и, как подарок, он не был приурочен ни к какому поводу. Она так же поясняла, что этот телевизор подарен ей, со слов старшего сына, что ничем не подтверждается. Старший сын данный подарок ей не вручал, она обнаружила его по факту, когда он уже был установлен в доме.

Таким образом, доказательств, которые могли бы с достоверностью подтвердить факт дарения телевизора потерпевшей, суду не было предоставлено.

В соответствии с ч.1 примечаний к главе 24 УК Республики Беларусь завладение чужим имуществом или правом на него признается хищением лишь в случае, если оно совершено умышлено, противоправно, безвозмездно и с корыстной целью путем кражи.

Согласно п. 2 постановления Пленума Верховного Суда Республики Беларусь «О применении судами уголовного законодательства по делам о хищении имущества» № 15 от 21.12.2001 г., имущество или право на него считается чужим, если на момент завладения виновный не являлся его собственником или владельцем на законных основаниях.

В ходе судебных заседаний было доказано, что обвиняемый является сособственником имущества, которое он взял из дома, оставшегося после смерти его отца, следовательно, оно не являлось для него чужим.

Исходя из принципа презумпции невиновности, закрепленного в п.3 ст. 16 УПК Республики Беларусь, все сомнения в обоснованности предъявленного обвинения толкуются в пользу обвиняемого.

В соответствии с п.4 постановления Пленума Верховного Суда Республики Беларусь от 28 сентября 2006 года № 8 «О практике постановления судами оправдательных приговоров», оправдание за отсутствием в деянии обвиняемого состава преступления (п. 2 ч. 1 ст. 357 УПК Республики Беларусь) должно следовать, когда деяние в действительности совершено, но уголовным законом оно не признается в качестве преступления либо не содержит всех признаков состава преступления: обвиняемый не является субъектом преступления; отсутствует административная преюдиция как необходимый элемент состава преступления; нет причинной связи между действием (бездействием) и общественно опасными последствиями.

Суд обосновано пришел к выводу, что умысла на хищение данного имущества у обвиняемого не установлено, поскольку он обоснованно полагал, что данное имущество принадлежит ему.

По указанным основаниям отсутствует также и квалифицирующий признак проникновении в жилище, поскольку дом находился в общей совместной собственности обвиняемого и потерпевшего.

Суд в приговоре указал: «То обстоятельство, что обвиняемый распорядился наследственным имуществом без согласия иного сособственника, не образует состава хищения, а лишь свидетельствует о том, что стоимость этого имущества может быть учтена в его долю при разделе имущества в натуре, тем более что стоимость наследственной массы, в том числе находящейся в этом же доме, значительно превышает израсходованное имущество».

Судом был постановлен приговор, согласно которому нашего подзащитного признали невиновным в тайном похищении имущества (краже), совершенном повторно, с проникновением в жилище и оправдали по ч.2 ст. 205 УК Республики Беларусь за отсутствием в его действиях состава преступления.

После постановки данного приговора прокурором был подан кассационный протест, а потерпевшей кассационная жалоба.

В своем кассационном протесте государственный обвинитель ссылался на то, что на момент, когда наш подзащитный брал вещи из дома, он еще не вступил в наследство. Однако данные доводы не обоснованы и не соответствуют действительности.

В соответствии с п. 2 ст. 1035 ГК Республики Беларусь временем открытия наследства является день смерти гражданина.

Согласно ст. 1069 ГК Республики Беларусь для приобретения наследства наследник должен его принять. Принятие наследником части наследства означает принятие всего причитающегося ему наследства, в чем бы оно ни заключалось и где бы ни находилось. При этом принятое наследство признается принадлежащим наследнику со времени открытия наследства независимо от момента государственной регистрации права наследника на это имущество, если право подлежит регистрации.

В кассационной жалобе ставился под сомнение вывод суда относительно того, что изъятие и распродажа наследственного имущества является одним из способов принятия наследства.

В подтверждение своих доводов кассатор ссылался на ст. 1070 ГК Республики Беларусь, согласно которой принятие наследства осуществляется подачей нотариусу по месту открытия наследства заявления наследника о принятии наследства либо его заявления о выдаче свидетельства о праве на наследство.

Признается, если не доказано иное, что наследник принял наследство, когда он фактически вступил во владение или управление наследственным имуществом, в частности, когда наследник:

1) Принял меры к сохранению имущества, к защите его от посягательств или притязаний третьих лиц;
2) Произвел за свой счет расходы на содержание имущества;
3) Оплатил за свой счет долги наследодателя или получил от третьих лиц причитавшиеся ему суммы.

Однако кассатор не учел тот факт, что согласно п.15 постановления Пленума Верховного Суда Республики Беларусь от 21.12.2001 № 16 (ред. от 22.12.2011 г.) «О некоторых вопросах применения судами законодательства о наследовании» перечень действий наследника, перечисленных в ст. 1070 ГК Республики Беларусь, свидетельствующих о фактическом принятии наследства, не является исчерпывающим. Следовательно, к данным действиям может быть отнесено как изъятие, так и продажа имущества.

Данное уголовное дело было рассмотрено судом кассационной инстанции и вынесено решение оставить приговор без изменений, а кассационную жалобу и кассационный протест без удовлетворения.

адвокат Олехнович Е.Н.